?

Log in

Милитарев о митрополите Никодиме

Jan. 31st, 2009 | 12:42 am

Взгляд Милитарева



Добавлю о митрополите Никодиме.

Создается четкое ощущение – митрополит Никодим всей своей деятельностью пытался сформировать христианско-социальную альтернативу противостоянию двух  «близнецов-братьев» - советского коммунизма и западного капитализма. Это та же христианско-социальная позиция, которую разделяли политики и общественные деятели типа Альдо Моро. Понятно, что такая альтернатива могла бы перевернуть весь ход мировой истории.

Не знаю, насколько это был структурированный и продуманный проект, но общее направление его движения, на мой взгляд, совершенно ясно. Именно поэтому владыка Никодим не вписался в советскую реальность, а политики типа Альдо Моро – в реальность западную.

Но насколько такой проект мог быть реалистичен для Советского Союза? Наверно еще меньше, чем кельсинская «корпорация «Красная Звезда»… А для кадрового и организационного положения Церкви? И все же это был колоссальный, героический порыв изменить историю.

Link | Leave a comment {1} | Share

(no subject)

Jan. 7th, 2009 | 01:38 pm


С Рождеством Христовым!

Link | Leave a comment {1} | Share

Кураев станет новым Диомидом? «Дьякон всея Руси» угрожает Церкви

Jan. 6th, 2009 | 07:09 pm


Кураев обрушил поток грязи на архиепископа Тобольского и Тюменского Димитрия.

При этом дьякон четко дает понять – он готов начать «войну компроматов»

Видимо действительно существовала схема выдвижения Кураева от духовных школ на Поместный собор. Какая роль отводилась там гордому «миссионеру», остается только догадываться. Однако владыка Димитрий на ректорском совещании неожиданно предложил четкую, церковную схему выдвижения кандидатов – не личностей, а от духовных школ, причем провинциальных – тех, на которых лежит максимальная реальная работа по воспитанию кадров для Русской Православной Церкви.

Теперь Кураев мстит владыке Димитрию и грозит мстить всей Церкви.

Полагаю, что дальше мы будем наблюдать уход из церковной ограды этого «великого миссионера». Слишком много «наследил» Андрей Кураев за последние недели, чтобы сохранить свои позиции «комментатора от лица Церкви». Кто бы ни стал Патриархом – дьякону не простят его сегодняшнего поведения, отбросят, как отработанный материал.

Как бы ни был ослеплен своей гордостью Кураев, не понимать этого он не может. Отсюда вывод – он готовит себе запасную площадку. Недаром дьякон вдруг обрушил на одного из своих довольно молодых оппонентов обвинения в «фашизме» и «антисемитизме». Андрею Кураеву обязательно нужно сохранить для себя возможность оставаться «своим» для светских СМИ, показывать свою «достаточную» либеральность и толерантность. Вспомните, как недавно он резко выступал против преподавания «Основ Православной культуры» в школе.

Полагаю, что дьякон готовится стать одним из «обличителей Церкви». По этому пути из активистов в стан церковных врагов уже прошли многие миссионеры начала XX века, ставшие обновленцами.

Конечно, Кураев, став бывшим дьяконом, может оказать достаточный вред, используя своих сторонников, связи и информационные ресурсы.

НО – недаром через несколько часов Рождество. Родившийся в Вифлеемских яслях Богомладенец сильнее всех кураевых вместе взятых.

 

Павел Никитин

Link | Leave a comment {7} | Share

"Русская линия" не стала размещать статью о Кураеве

Jan. 6th, 2009 | 03:31 pm


Я предложил "Русской линии" свою статью о Кураеве. Ответа не получил, статья на портале не появилась. Может ли кто-нибудь предположить - почему?

Link | Leave a comment | Share

Деградация Кураева...

Jan. 3rd, 2009 | 11:11 pm


 http://www.liveinternet.ru/users/1078978/post41943669/play

Link | Leave a comment | Share

Мой блог на Mail.ru

Jan. 3rd, 2009 | 11:05 pm


http://blogs.mail.ru/mail/pavelniknikitin/

Link | Leave a comment | Share

Почему Кураев занял антицерковные позиции?

Jan. 3rd, 2009 | 03:32 pm


Все мы являемся очевидцами трагедии одной из самых раскрученных в медиапространстве фигур  – дьякона Андрея Кураева. За несколько дней он обрушил на Церковь поток грязи. «Дьякон всея Руси» сыплет оскорблениями, обычными для риторики либеральных врагов русского православия. Тут и «атеисты с панагиями», и «кадильный занавес». Самое гадкое из всего сказанного дьяконом в последнее время – это его оскорбления в адрес покойного Святейшего Патриарха Алексия.

В чем причина этого дьяконского беснования? Ближайшая причина проста – великого проповедника и миссионера, каким представляют Кураева наши СМИ и каким, видимо, он представляет сам себя, не избрали на Поместный Собор.

Мы как-то незаметно привыкли, что именно Кураев раздает в средствах массовой информации оценки различным церковным событиям, разъезжает по стране, выступает в разных аудиториях. Для некоторых он вообще как бы олицетворяет собой Церковь. Но на самом деле дьякон Андрей Кураев от Церкви всегда был очень и очень далек.

Его православие является исключительно теоретическим. Да, иногда он участвует в богослужении. Но стоит заметить – дьякон лишь помогает священнику, сам не совершает Таинств. История Церкви практически не знает богословов – не священников и не епископов. Именно устроение Таин Божиих является источником подлинного богословия.

Конечно, можно привести в качестве контраргумента пример святителя Афанасия Великого – на Первом Вселенском соборе он был в сане дьякона. Но дальше-то Афанасий был хиротонисан во епископа, занял александрийскую кафедру. А дьякон Андрей Кураев совершенно отчетливо отверг волю Божию о себе и сбежал с собственной иерейской хиротонии.

Он сам с гордостью рассказывает об этом в автобиографии, опубликованной на его «миссионерском портале». «Итак, - читаем мы здесь, - я написал прошение о рукоположении во священника. И благословение патриарха Пимена и старца Кирилла уже было. Предполагалось, что в одно воскресенье рукоположат во диакона, в следующее – во священника. И уже все было назначено, и вдруг после диаконского посвящения у меня появилось ощущение, что надо остановиться. Я не понимал зачем, не мог найти разумных объяснений этому чувству, но оно было слишком очевидно. В итоге я просто убежал от своей хиротонии во священника, точнее – не поехал в Сучаву – тот город, где она и должна была совершиться».

Очень многие священнослужители рассказывают о подобных искушениях перед своей хиротонией. Но они совершенно четко воспринимают это в качестве бесовского нападения – искушения. Они понимают, что враг рода человеческого всеми силами стремится отвратить их от самого высокого, что может быть дано человеку на земле, величайшего из служений – священнического.

В одной из молитв последования соборования есть удивительные слова – священник так благодарит Бога: «Господи Боже наш… иже мене смиреннаго и грешнаго и недостойнаго раба твоего, во мнозех гресех сплетеннаго и страстьми сластей валяющагося, призвавый во святый и превеличайший степень священства, и внити во внутреннее завесы, во святая святых, идеже приникнути святи ангели желают, и слышати евангельский глас Господа Бога, и зрети самозрачне лице святаго возношения, и наслаждатися Божественныя и священныя литургии, сподобивый мя священнодействовати пренебесныя Твоя Тайны, и приносити Тебе дары же и жертвы о наших гресех, и людских невежествиях, и ходатайствовати о словесных Твоих овцах, да многим и неизреченным Твоим человеколюбием прегрешения их очистиши». Все это отверг, поддавшись бесовскому искушению, несчастный дьякон Андрей Кураев. Отверг служение Божиим Тайнам, подлинное богословие для того, чтобы «миссионерствовать».

В своей «автобиографии» он пишет: «Мне дороги слова Экзюпери о том, что призвание найдешь просто: по тому, что не ты его выбираешь. Я только один выбор в жизни и сделал – крестился. Все остальное не столько избиралось и находилось мной, сколько входило в мою жизнь, вторгалось. Иногда – как внешние обстоятельства, иногда – как ощущение, через которое нельзя переступить».

Странно, что дьякон, рассказывающий другим о Православии, сам не понимает одного из главных призваний православного христианина – слушать волю Божию. Точнее, как явствует из приведенного выше отрывка, почти понимает – но не желает ее слушать. Да, Господь не только зовет нас, но и призывает к конкретному жизненному выбору. Это, по сути, самое прямое вторжение в нашу жизнь, в наш внутренний мир. Но мы соглашаемся с этим призывом или отвергаем его. Кураев посчитал, что воля Божия открылась ему не в решении Святейшего Патриарха Пимена, не в совете духовника – почитаемого всей Россией старца, архимандрита Кирилла, а в горделивом помысле о неком особом призвании к «миссионерству».

Дьякон Андрей Кураев предпочел начать свою жизнь в качестве клирика с непослушания. Все остальное – лишь следствие этого выбора.

Здесь мы встречаемся еще с одним чрезвычайно важным христианским понятием – ответственностью. При хиротонии архиерей вручает рукоположенному священнику дискос с частью Тела Христова. При этом произносятся слова: «Прими Залог сей…» А дальше говорится, что об этом залоге священник будет давать ответ во время Страшного Суда. Устроение Таин в Божественной литургии и, через это – устроение общины, прихода – вот основа Церкви. Только в этом делании, приходском или монастырском и заключается фундамент всей церковной жизни, здесь – подлинный источник роста Тела Христова, Церкви Божией. Все остальное – абсолютно искусственно и надумано. Жизнь это прекрасно показывает.

В самом деле, если посмотреть на наших «миссионеров», создается ощущение, что им просто нечего делать. Однако, это вовсе не так. Просто подлинное делание, настоящее служение Богу и ближним они подменяют собственной выдумкой. Вот, например, священник отправляется с рокерами в мотопробег. При этом он бросает свой приход, своих прихожан, оставляет богослужение. У этого священника много лишнего времени? Думается, что если бы он вместо изобретения «новых миссионерских форм», просто одел епитрахиль, взял крест и Евангелие и встал бы в храме днем за аналой – к нему стали бы подходить заходящие в церковь люди для того, чтобы исповедаться или просто задать давно волнующий вопрос. Вместо этого батюшка в кожанке с заклепками разъезжает на мотоцикле… Но настоящее, не выдуманное служение - это ответственность. За людей, за приход. Здесь нужно трудиться.

Именно ответственность и отверг в своей жизни дьякон Кураев. «Будь я священником,  - пишет он, - имей свой приход, я не мог бы ездить по стране. Священник отвечает за тех людей, которые уже ходят к нему в храм, - и дай Бог, чтобы у него хватило сил на своих прихожан. Я не мог бы бросить сотни судеб, вверившихся мне, и куда-нибудь в Магадан на неделю умчаться. А сейчас я могу вести образ жизни перекати-поле. И, наконец, у меня есть право отказывать людям. Часто подходят, даже на улице – с просьбой освятить квартиру, поисповедовать или посоветовать что-то. Сейчас я говорю: «Это не ко мне, а к священнику, к духовнику». Став же сам иереем, я лишусь этого права на отказ. А это – время, которого мне и так категорически не хватает».

Итак – перекати-поле… Кураев отверг священство и сам для себя выдумал образ жизни. Ему не интересны конкретные люди. Интересен ему он сам, его образ мысли, его самовыражение. Он так и не захотел стать в полном смысле слова ответственным человеком.

Что получилось в результате этого духовного выбора. Очень многие отмечали, что дьякон Андрей Кураев сильно деградировал за последние годы. Часто, приезжая куда-нибудь с лекциями, он неожиданно шокировал своих слушателей абсолютно ненужными рассуждениями – скажем, на тему, какое слово является матерним, а какое не является. И все ярче и ярче у Кураева стала звучать тема о деньгах. Рассказывают, что на вопрос: «Как дела?» он начинал рассуждать о трудностях московской жизни и о собственной бедности. На видном месте первой страницы кураевского портала красуется заметка «Как организовать мои лекции?», где подробно обсуждается проблема гонораров. Создается ощущение, что поездки по епархиям стали для него просто способом заработка. С восторгом вспоминает дьякон, как один из архипастырей дал ему аж двести долларов за выступление перед семинаристами. А теперь он мстит архиереям, которым, зарабатывая так на жизнь, был вынужден целовать руку. Оказывается, делал он это по принципу, сформулированному еще Пушкиным в «Капитанской дочке»: «Пацалуй ручку злодею!». Злодеи, в данном контексте – это епархиальные архиереи…

Кураев недавно объявил о том, что ушел на «миссионерскую пенсию». «Сейчас мои поездки кончились», - заявляет он на своем форуме. Отметим для себя, что «пенсия» Кураева совпала с его антицерковными выступлениями. Кто же платит эту «пенсию», хотелось бы знать?

Почему Андрей Кураев не попал на Поместный собор? Потому, что там представлена реальная Церковь, а не теоретическое православие. Там представлены епархии, представлены те люди, которые строят храмы, служат в этих храмах, представлены монастыри. Представлены благодетели и миряне, принимающие активное участие в реальной епархиальной жизни. Там нет болтунов из «перекати-поле». Отсюда – и та страшная ненависть, которую Кураев обрушил на Церковь.

Он выдумал заговор, якобы проявившийся на ректорском совещании в МДА. Мне пришлось говорить с несколькими участниками этого совещания – там не было ничего из того, что раздули Кураев, Фролов, «Интерфакс-религия» и иже с ними. Личная обида затмила глаза «великому богослову». Ведь он никогда ничего не строил, ни храмов, ни монастырей, не создавал с нуля епархиальные семинарии, не искал для всего этого спонсоров, не обустраивал внутрицерковную жизнь. Он только мотался по стране и самоутверждался. Соответственно он не мог быть выбран ни от одной из епархий. Оставалась одна надежда – избраться от духовных школ. Но и здесь, во время ректорского совещания, стали выбирать не «известных и великих» богословов, не болтунов, а конкретные духовные школы, причем – епархиальные, то самое ценное, что есть в реальной церковной жизни. Без семинарии ни одна епархия существовать не сможет. Но как трудно такую семинарию создать с нуля, сформировать преподавательский коллектив, ежедневно искать копейку для того, чтобы духовная школа могла существовать. Знает об этом дьякон Кураев? Не знает и знать не хочет.

Вот его и не избрали. Надутое самоутверждение оказалось невостребованным на Соборе. Отсюда – страшная обида на Церковь. А еще – ненависть. Ненависть к архиереям, ненависть ко всей церковной жизни. Какая гадость оказалась сокрытой внутри этого человека, стало видно из его «обличений» покойного Святейшего Патриарха.

Всего этого прощать, конечно, нельзя. Кураев постоянно говорит об «открывшемся» для него «окне возможностей». Надо постараться это «окно» закрыть. Я убежден, что кто бы ни был избран Патриархом, он не сохранит для Кураева тех позиций в церковной и светской среде, которые тот имел раньше. Простить Кураева и снова печатать его книги, давать ему возможность комментировать события от лица Церкви – значило бы попрать память оскорбленного им Святейшего Патриарха Алексия.

Конечно, не стоит делать из Кураева мученика и применять к нему дисциплинарные меры. Он изживет в своей злобе сам себя. Его отказ от служения Алтарю Господню сожжет его внутренним огнем. Стремительная деградация этого «перекати-поля» будет на наших глазах продолжаться. Нужно просто сделать вид, что его больше не существует. И его исчезновения Церковь не заметит.

Сегодня – время сосредоточенной молитвы. Именно ответом на нашу соборную молитву станет дарование Богом Патриарха нашей Церкви. Но Кураев, Фролов и им подобные пытаются на пустом месте раздуть конфликт, стравить между собой достойных архипастырей, вбрасывают в СМИ и в Интернет совершенно провокационную и ничем не подтвержденную информацию, вносят в церковную жизнь вражду и недоверие. Запомним это. Однажды всем придется ответить по счетам. Не перед людьми, так перед Богом.

 

 

П.Н.Никитин

 

 

 

Link | Leave a comment {33} | Share

Безумие «Нового года» или Зачем нам нужен кризис?

Jan. 2nd, 2009 | 06:57 pm

В ночь с 31 на 1-е наши города охватило традиционное безумие. Выстреляны в воздух, пропиты, проедены огромные деньги. А ведь их больше не будет. Нас ждет, по оценкам весьма и весьма высокопоставленных чиновников самый тяжелый год со времен окончания Второй мировой войны. «Россияне» вместо того, чтобы сделать хоть какие-то денежные запасы, вновь бросились в кутеж, совершенно не задумываясь о завтрашнем дне.
Пришлось наблюдать совершенно инфернальную картину – наш город покрылся просто морем огня от взрывающихся петард. Недалеко от моего дома грохочущими залпами подняло в воздух огромную стаю ворон. И вот эта стая черных птиц металась над багровым заревом на протяжении нескольких часов…
Каждый год, Рождественским постом, в праздник святого мученика Вонифатия, которому во все остальное время молятся об исцелении от духовных недугов пьянства и распутства, наше население охватывает это страшное беснование. Нам говорят – переходите на «новый стиль» и тогда замечательный праздник Нового года будет приходиться на святки. Мол, тем самым, он получит свою легализацию в глазах православных. Нет уж – не надо. Даже если бы все другие аргументы были бы в пользу григорианского календаря, один тот факт, что новогоднее безумие окажется как бы оправданным ужасает. Сейчас православные христиане свободны в своем выборе – они могут на совершенно твердых основаниях не участвовать в вакханалии.
Так называемый «Новый год» - ясное выражение нашего абсолютно искаженного общественного сознания. По сути, мы живем в глубоко больном обществе. Идеал один – достаток и удовольствие. Собственно, ничего не поменялось с «благополучных» 70-х годов. Только бенгальские огни сменились дорогостоящими петардами, а «Жигули» и дача в шесть соток - океанской яхтой и недвижимостью за границей. По всему этому больно ударит кризис. Очень хочется верить, что шок заставит остановиться, задуматься о себе и об окружающей действительности. Но сумеем ли мы понять, что живем неправильно, что у нашего общества нет подлинных целей, что нас самих и мир нужно изменить? Ведь нации-то, как таковой, у нас не существует.
В любом случае – кризис нужен. Нужна встряска. Ох, как нужна…

Link | Leave a comment | Share